Истории — Новая Игра

1.Движения медленные, плавные; вечер из снов, сны окружают, рассказывают истории; пробуждение похоже на смерть и возвращение к правде; империя шоу, игры рыб в аквариуме, блестящие и далекие.

2.Вещи выстраиваются в узоры, прячут тебя внутри зданий (хранить безумие в полуслепых глазах?), ты можешь предсказывать будущее, игра начинается за порогом, выходишь и растворяешься в свете.

3.Твоя смерть похожа на заброшенный дом, сон за сном — будто новое время. Когда ты убил ее, она была в черном, она не плакала, колокола раскалывались. Ты лежал на полу, блики солнца, июль, но не умер. Путешествуя телефонами, закрывая глаза или пытаясь сказать, ты создаешь заклинание.

4.Воскресным утром ты можешь путешествовать НИГДЕ (кто позовет тебя?). У ночи кошачьи глаза, игра началась. Он просыпается в пустой квартире. Пьет чай. Одевается и спускается по лестнице.(Путешествие начинается с порога). Идет через лес к реке. Ветви тополей в сумерках. (Кем ты был до рождения?) Понимает, что уже не вернется. Вниз по течению.

5. Спрячь глаза — и спасешься. Сон сделан из мрамора  — в темноте не видишь узора — и просыпаешься (днем — кто тебя спрячет?).

6.Кто должен убить тебя, чтобы слова стали явью?(сталь и холод).Заклинание из песчаника и черной крови.

7.Напиши колыбельную… Нарисуй мне выход, игрок печален, тих его шаг где бы он ни был. Он смотрит на реку , покрытую льдом. Там, где нет его.

8.Стены сплетены из паутины. Сон, медленный шар, скользит сквозь сумерки. Темнота наполнена испуганными существами. Игрок не глуп, но идет вечером домой, и ему встречаются трое. Паутина гласных затягивает его.

9.Ты идешь по лесу; канавы, норы, следы твоих шагов наполняются сразу же сладкой водой. Поет желтая птица (кажется, была зима). Улитка не оставляет следа. Спрячься в раковину, неразумный игрок.

10.Правила игры таковы:  выходишь из дома и бросаешь кубик — в какой по счету троллейбус ты сядешь, сколько остановок проедешь, сколько кварталов пройдешь. Цель игры: вернуться.

11.Когда возвратился домой,  в окне горел свет, кто-то похожий на тебя разговаривает по телефону. Теперь ты — ангел, я смотрю твои шаги по мертвой земле, ты же летишь надо мной но НИЧЕГО не можешь сделать.

12.Не можешь сделать, раздваиваешься; осознать, что тот, второй, в зеркале — это ты; договариваешься, чтобы окружающие считали, что он — нечто вроде радио на кухне, кондуктор, маленький безумный актер.

13.НИГДЕ, заброшенный дом, ты бродишь по коридорам, заглядывая в каждую комнату. Если ты в двух комнатах одновременно, то я уже не могу осознать тебя, тебя больше нет.

14.Может быть, осознать узоры прошлого в своем собственном мертвецовом ящике, где замурованы образы, голос, смех и смутное ощущение, что уже было. (хотел научить меня свистеть птицами и фотографировать)

15.Механический сон, будильник. Убей меня, его или себя — тебе за это ничего не будет. Спрятанная за экран, следишь за тенями на потолке, ждешь, когда будет твой выход.

16.Они приходят ко мне, и мы снимаем фильм о путешествии: герой в отчаянье
«Господи, если я умер, дай мне знать. Я  могу еще что-то сделать?»
Уже было искушение, не за что плыть в вязкой реке, на грани яви и сна, смеяться, не спать, слышать их голоса. Фильм кончился? Или еще идет съемка?

17.Магия, искусство фрактала; по когтю — любого льва. Кто был тот человек, который увидел тайную  жизнь, жизнь воронов и пауков, кто он, жрец при дворе Пурпурного Короля?

18.Или был другой вечер, где странники и слова уже не имели значения (начинается новая эра ?), или где солнце падало очень медленно (и был февраль) когда видишь как дым идет из трубы и чужие тени обгоняют тебя , смеющегося, но не видящего своего лица. Игры с зеркалами, где рассказывают вещие сны, но не знать ни рыб, ни оранжевого вечеракогданикогонетрядом .Все равно в городе где не сказать, чтобы не оказаться наедине с голосом. Или не в городе,  потому что выдумал себя из слов, и  нет настоящего кроме часов и АПЕЛЬСИНА, лежащего на столе. Очень важно, где ты сейчас, сияющая. Просто просто просто  иногда думаю типа в центре мира, и человек, куривший сигары знает почему, но не видит что в нескольких сантиметрах от его правого глаза, потому что глаз — стеклянный, и это даже не кинотеатр для его собственного пурпурного генерала и не стеклянный шарик у тебя (на окне или в кармане — это как повезет).

19.Истории появляются, когда не о чем говорить в пустой комнате  собака спит под роялем, и у нее нет прошлого или будущего, ее здесь и сейчас, мое  здесь и сейчас . Выдуманная история в которую охотно верят.

20.Спускаешься по склону, и когда прыгаешь с камня на камень, уже не можешь ошибиться. Вещи вдали от дома не более враждебны чем, но меняешься ты ищущий, ты, нашедший — солнце окраин катится быстро, и за горизонтом плывут корабли в неизвестные земли; глаза такого
же цвета, как и ночью; ты пришел слышать музыку — слушай, но не спрашивай, как тебя/ меня зовут этой ночью, нас ведь не зовут? Двигаешься с током крови в пустыне желания в 4.30 утра.

21.Трезвучия в паутине оранжевых снов — как грибы — дождевики: созреют на солнце и взрываются, разбрасывая споры. — не помню имени, дороги, по которой пришел —  новостройки, дым из трубы, чужие губы, ищущего моего лица или слуха, где говорить так быстро и так легко. Пароходы  в утреннем море — мы вне времени, ты учишься летать и я рядом — гляжу сквозь новые глаза, мои, плавятся на солнце, ленивая река, паутина на крыше соседнего дома в июле . Лестница — первый шаг приближает к небу; ты мешаешь краски на берегу реки — и паутина летит — волны -раскаты  незнакомого голоса — кто-то рассказывает историю, а ты спишь — такая же чужая, как раньше.

22.Вечером, перед сном, прилетает ворон Адам, он начинает говорить, и пауки, скребущиеся за окном, ненадолго  прекращают свою страшную работу, краски на дне  твоего глаза мешаются и танцуют; путешествие начинается. Ты видишь странника, видишь, как раскрываются цветы в моем саду и понимаешь, что уже не сможешь проснуться.

23.Говоришь, просыпаешься, снова говоришь — как игры в 00.30 далеко от дома, когда не спишь и  слушаешь, как падает вода; и шаги, и знаешь, что произойдет завтра ночью. Сверкающий, думаешь о человеке, прячущемся в темноте, как он ищет тебя, пытаешься представить его лицо, голос, походку, как он идет по шоссе, как прикуривает или звонит по телефону вечером из кафе,     но тебя нет дома?

24.Ты начинаешь партию, берешь почти все фигуры, делаешь единственную ошибку и проигрываешь. Утром ты смотришь на пустую доску и не можешь вспомнить ни(?)кто выиграл, ни кто проиграл, ни (даже) имени противника.

25.Видел ангела, падающего сквозь апельсиновое облако; набережная, Большой проспект P.S. в дождь, тень превращается в играющего котенка, раскачивающего абажур, спящего всадника, въезжающего в город; еще одна ночь в комнате расстроенного пианино. Человечек прячется на чердаке, видит почтальона в поисках несуществующей улицы, исчезающего в утреннем тумане.

26.Незнакомый город, ангелы в свете фар; велосипедист под дождем — Будда, пересекающий город с востока на запад, на оранжевом берегу. Молчит, крутит педали, сверкающий, за три часа до рассвета.

27.Вещи-вещи, животные на детских площадках, идолы посреди города. Не знаешь, кто придумал, кто сделал, ходишь мимо; и что связывает двор на Наличной и двор на Ординарной, где бетонные черепахи, плывущие через вечер за моими словами, такие же неподвижные, холодные и грустные?

28.Медленно возникают из пустоты — глаза, губы, произносящие «М»; дерево, как ветвится, листья, вчерашний ветер, солнце другой улицы, желтеют, кружатся и погружаются в  темноту
Другого города, где серебро, там звонницы и   бронзовое лицо, что улыбается во сне.

29.Мои открытия как Колумб вечером у дороги слушаю птиц, думаю, что начнется новая земля, откроется из тумана у реки, из-за следующего поворота, как железнодорожный мост, телеграфные столбы и провода, свисающие до земли; птицы, сидящие на проводах среди яблонь в июле.

30.Вечером дома улыбаются; над окнами маски, шепчущие, смотрят чужими глазами сквозь прорези, следят за тобой, идущим по улице.

31.Видеть город только из окон автобусов, идущих от въезда до выезда; люди, которых никогда <больше> не увидишь, может быть, знакомства на несколько остановок.

32.Поклоняешься камню, забытый; прячется в именах вещей, книгах на столе, разбитом стекле. Чудовище живет за много миль от тебя, но наполняешь его глаза темнотой и радуешься, принося ему жертву.

33.Твой город как шахматная доска — на восьмой линии становишься королевой.

34.В метро становишься рыбой; чувствовать движения рыбаков, их разговор, сети; видит, как бьется на дне лодки, плывущей сквозь облака.