Истории — Игра

Ночь падает за край.
Кружится, кричит и пугает.
Серебристый ручей несет тебя
В черные норы, где голоса и умершие.

<Я не знаю, я не знаю.
Тот, кто привел нас сюда,
уходит в дальние комнаты;
смех рассыпается в открытые двери,
стоит у горла, ждет.>

Волшебник! Ты прячешь на дне своего глаза
Крылья сокола и звон колокола,
Слышишь серебряную мозаику эха
Монеты, падающей на дно колодца.

Узора луч блистал
Сквозь сон лазоревый,
Осенним вечером
<В ладони площади>
Хрустальным странником
И голосом часов.

<Белые кошки с голубыми глазами глухи. Пожалей белую кошку, и она принесет тебе сон. Ты можешь идти за мной (или убить меня)ночь возьмет тебя, беспомощного, и унесет за край.
Лунный странник! Твоя сталь звонка. Вернись в мамину комнату, вспомни запах ее духов -усни, усни…
Прикосновение белой кошки; соскользни в вечерние сумерки, пусть ласковый поток несет тебя до утра.>

Ты стоишь на балконе, властелин фиолетовой тучи
И ты смотришь, как ранние сумерки лета
Застилают глаза одинаково странным
И медлительным черно-белым прохожим.

Сон ли, смерть?
Воск, воск, молнии.
Вечно переливаться в безмолвии
Под чертогами туч, не смеющих тронуть меня,
Но смеющихся.

Ты возьмешь мой сон,
Унесешь домой
(черная лиса
гложет небеса)
Расскажи мой сон
В бархатном лесу;
Стань моей сестрой,
Когда я умру.

Что с тобой?
Ветер унес
Серебряный сон;
Остался лишь звон
И шаги во дворе.
Откуда летят
Птицы дождя?
Их полет, разговор и Город.

Путник спускается с холма,
Он начинает говорить,
И мы засыпаем.
Сны плывут по воде,
Краски путаются, мешаются,
Танцуют.

Мы идем к Дому Предков,
Тайные Господа,
Невидимые и всезнающие.
Голоса веют сном
Над узкой тропой
В пустыне.

Лунный странник в царстве стали,
Ты стеклянный, я в печали,
Ночь дождлива, в доме тихо
Дремлют глиняные боги.

Ангелы, странники, шуты
Несут твой гроб.
Ты идешь впереди,
Слышишь музыку,
Тебя радует солнечное сияние.
Тебе не странно, что тебя пригласили
На собственные похороны?
Оркестр играет,
Тело несут
Руки друзей.
Нет. Нет. Нет.

Солнечная деревня,
Старуха зовет тебя есть
Ветер колыхал цветы,
А тебя больше нет?

Сны из воска, солнечная река.
Путешественник,
Уснувший и не увидевший нового света.
Кто дал мне голос, тих и черен.
За границу листа, где только
Странники и умершие.

Тягучие гласные, аллитерации.
Голоса рассыпаются
На свет и звон.
Тот, кто идет по твоим следам,
Оставляет дверь открытой.
Они входят —
Ты позвал их на праздник,
а где музыка?

Убийцы детей, их много здесь.
Открывается занавес, они на сцене,
Их искусство в цене;
Между нами — стекло, но они лишь призраки,
Игра светотени.
Встать! Входит суд,
И похороны начинаются.

Я — сын Солнечной птицы,
Клоун новой Игры,
Пес весеннего солнца.
Мы начинаем Игру.
Все билеты проданы.

Восемь смертей есть у меня:
Одна — у тебя под сердцем,
Одна — в роднике,
Одна — на вечернем небе.
Игра — найти остальные пять.

Мы верим в рождение зверя,
Поклоняемся на берегу реки.
Когда я убил тебя,
Ты была в черном.

Спрячь меня, дай мне другое имя,
Я невиновен, я — посторонний,
Я ангел, я странник, я шут.
Вода идет по следу,
Туда, где еще не был,
Слышу лай лисиц,
Прячусь в норы,
Становлюсь узором.

В моем саду — голос птицы,
Ее глаза, ее крылья.
Дорога в горы, ворон(Адам).
Старуха спит, река глубока
(Жужжанье жуков, ход паука.)
Ее настоящее имя.

Когда он рассыпался на шары,
Пауки растащили их,
Посадили и вырастили.
Поклоняясь ему,
Дворники украшают стены,
Псы принимают подношения.
Вечерами нас пускали
Смотреть рыб в аквариуме,
Учили поклоняться воде
И толкованию снов.
Псы бесновались, и он
Спрятал нас в своем чреве,
Нагих и беспомощных.

Действие чудесно предвосхищает будущее
Или заменяет его.

Ширмы вышиты солнцем и травами,
Отраженьями твоих глаз и в твоих глазах.

Ящерицы — чудесные существа,
Снующие в сумерках,
Несущие сны.

Волшебник! В твоих глазах
Мосты отражаются и дрожат
(Узор раскрывается и снова свивается в кольца).

Взяли веревку,
Завязали на ней узелки —
Получилась гитара.
О ней забыли,
А небо сжалилось —
И подарило свой кров.

Небо несло следы
(там, где нет меня)
Пауки ловят Ворона,
Ворон не прост,
Клонит день,
Манит сном.
Пауки клокочут;
Ночь прячет их
(Пустой сон).

Магия символов, повествований и снов,
Предрождение и жизнь после смерти —
Карточные фокусы,
Черная кошка в темной комнате.

Старая история: один человек увидел во сне, что ему отрубают голову, и сразу же умер. Сомнений не было, пока кто-то не спросил, откуда мы знаем сон мертвеца. После возникли опасения — жив ли рассказчик, живы ли мы?

Учитель хочет, чтобы ты нашел путь сердца в городе золотого песка. Приближаясь к окраинам, ты превращаешься в рыбу, сияющую, как солнце. Тебе уже поклоняются; чешуя твоя крепче стали.
За окраинами — заброшенные дома, все рассыпается; тебя зовут голоса. Твоя башня падает, и мы остаемся одни, держа на ладонях клад и хохоча, как безумные.

Я был великолепным Голым Королем, восхитительной рыбой; вечером я засыпал и видел сны о громадном море и тысяче рыб в нем; о народе, живущем на берегу и ловящем рыб из поддельного золота — желания исполняются тут же; сети сплетены из слов,
дни — из множества отражений дна.

Играли молнии, камнями полнили,
И небо выросло — немое, медленное.
Сквозь солнце сыплется
На землю бликами,
И глаз моих слюда
Блестит, как зеркало.

Я мог бы принести в центр круга птицу и убить ее там; но птицы хитры, я тоже ушел;
на лестнице страшно, дома темно. Кто найдет меня и кто убьет меня?
Пыль ли, дым?
Сто церквей, ангелы;
Колокола говорливы
Упали и умерли.
Рыбы пугливы и малы, лиц нет у них.
Можешь сделать из ночи чудовище или чудесное дерево; но ты никогда не войдешь в комнату, пахнущую мамиными духами(до самой смерти), и смерть твоя будет — как ад.
Если ты сложишь из осколков мой путь, тебе не будет равных.
Ты можешь закричать или отвернуться, если ты внутри, войти, если ты вовне.

«… И тогда ты попадаешь в изменчивый, текучий мир; демоны отчаяния испытывают тебя, ты вынужден отправиться в плавание для того, чтобы остаться на месте и оглядеться. Сквозь вуали снов ты видишь того, кто прячется за краем и смеется. Реальность расслаивается и ты не знаешь, где ты (…) Черные насекомые расправляют крылья, летят над рекой, гудят, затмевают солнце.
Все медленно погружается во тьму…»
Небо сплетено из бересты; ты появляешься в хрустальном мире, часы бьют — час, другой, — путешествие начинается.
Дерево смерти: семя в твоем зачатье, росток — в появлении на свет.
Ветер ласкал вислы, нес Ворона, прятал в шорохи танцы ящериц.
Танцы их сказочны; только сны способны научить им.

Колос, сокол, ладонь.
Кто бьет с колокол?
Молоко рокота слов
Или Король?
(Гроза)

Раскрыться подсолнухом
Сквозь восковое позавчера,
Или воздухом вечера
Нести запахи и лепестки
В <опасное> завтра?

Если у тебя есть лицо, покажи его.
Ты видел меня во сне,
Я как вода между камней,
Теку в море, где спят рыбы,
Большие рыбы с белыми глазами.

Кролик — вестник рокировки Короля.
Вестник Королевы — Единорог.

Они могут дать тебе силы — если
Ты станешь подобен им —
в искусстве танца
или чуде создания.

…И ты входишь в пустую комнату,
Где горит огонь;
Рядом твои друзья, жена на сносях.
Ты войдешь с холода,
Выпьешь воды и уснешь,
Но они останутся.

Спящую, играющую,
Твои руки, движения.
Никто, Никто.
Эхо пугает и настораживает;
Чужой город.

Перун умер.
К чему драться за корону?
Оставь мне Ворона,
И я пойду домой.
Кому <есть> дело до рун Одина?